Тема: COLOR
Владимир Овсянников
Хирург, основатель Hop & Scotch

Как цвета, которые нас окружают, отличаются от тех, что на бумаге, и бывает ли цвет у настроения.

Лекция прошла 19 сентября 2014
Если мы все посмотрим на какую-либо картинку, то увиденное по определению будет субъективным, потому что цвет — это ощущение. Ощущение ваше, личное. Оно происходит в вашем мозге, поэтому оно субъективное. Нет никакой объективной реальности в вопросах восприятия.
Мой путь по взаимодействию с цветом начался с того, что я узнал о такой штуке, как отпечаток фотографии. Я сфотографировал красивый цветной светлый мир, а получил страшные бесцветные фотографии. Я пошёл выяснять, как так получилось. Выяснилось, что фотографии создаются в разных местах, их всего два в городе, и я долго искал, где они находятся. Нашёл место, нашёл человека и побеседовал с ним. Он стал выражаться сложными терминами, которые были мне совсем не понятны, и сказал, что мне не стоит заниматься фотографией, потому что у меня плохо получается. А комментировал это непонятными словами. Поэтому я не согласился с ним, я серьезно думал, что привнесу в мир что-то новое, моё творчество будет всем интересно и полезно. Поэтому я стал искать, каким образом без его содействия сделать так, чтобы мои фотографии всегда получались красивыми.

Вскоре я познакомился с графическими редакторами. Довольно скоро я узнал, что есть фотошоп. У меня тогда был четвёртый, кажется. Мы с друзьями пробовали в нём что-то проделывать и стали настоящими профи цветокоррекции. Такие крутые штуки, казалось, научились делать: всю фотографию черно-белым, а человека зелёным, например.В силу того, что мы стали хорошо в этом разбираться, у нас появились клиенты. Естественно, довольно быстро среди них появились недовольные. И вот здесь начинается история про сиреневый цвет.

Я стал собирать у знакомых фотографии и их корректировать. В доме моей бабушки, где люди когда-то в молодости купили квартиры и вместе состарились, пенсионеры стали отдавать фотографии, чтобы я их раскрашивал. Я столкнулся с некоторыми трудностями, потому что, когда раскрашиваешь фотографии, очень сложно откорректировать лица, чтобы они выглядели естественно — это приводило к недопониманиям.

С персонажем, о котором хочу рассказать, был самый долгий диспут. Он был абсолютно недоволен моей работой. Он поставил мне задачу: раскрасить фото определённым образом. На фотографии он стоял со своей женой, где они молодые, лет по тридцать, она в пальто. Он сказал, что пальто должно быть сиреневым. Когда он увидел работу, то сказал, что это совсем не тот цвет, что должен был получиться. Я долго дискутировал с ним на эту тему, аргументируя тем, что сиреневый — это такой «цветочный куст», и в нём присутствуют разные оттенки, они довольно сильно могут отличаться. И представление о сиреневом у людей может быть довольно разным.

Дедушка мне объяснял, что ему нужен такой сиреневый, какое у них было настроение. Когда они приехали в Москву, они вместе купили это пальто рядом с ВДНХ. У них настроение было «сиреневым», они зашли и увидели ровно такого цвета пальто — и вот так надо было сделать на фотографии! После этого я понял, что мы все воспринимаем цвета по-разному. Я чётко аргументировал свою позицию, а он только говорил: «Настроение сделай». Тем не менее, мы с ним понемногу договорились, я чуть переделал, и в итоге он принял работу. С тех пор я продолжал этот внутренний диспут на протяжении ещё многих лет в поисках ответов на свои вопросы. Получилось, что я не нарочно обидел пожилого человека. Но каким образом можно было этого избежать?

Довольно быстро я встретился с «палочками» и «колбочками». Мне про них рассказывали ещё на школьном курсе биологии. Потом выяснилось, что люди ещё в древности придумали «цветовой круг». Но и тогда мне было понятно, что даже в рамках взаимодействия с этим цветовым кругом появляются такие вопросы, на которые природа «палочек» и «колбочек» никак ответить не может. И я продолжил поиски. Понял, что это ещё не всё, что нужны ещё компоненты. Я выяснил, что вместе с «палочками» и «колбочками» в сетчатке глаза есть что-то ещё, и что все составляющие активно взаимодействуют.

В таком состоянии пребывали мои знания на тот момент. Если честно, в основном они копили фрустрацию: вопросы появлялись, но ответов не было, и я снова продолжил свои поиски. К сожалению, довольно скоро в моей жизни появились спектофотометр и калориметр. Но лучше бы не появлялись — стало ещё хуже! Я, конечно, стал ещё большим профессионалом: я тоже теперь знал много умных слов и легко мог отшивать людей, объясняя им, что из их образца по определению нельзя получить нормальный цвет. Тем не менее, мне не нравилось такое положение вещей, я продолжал поиск.

Случилось так, что я поступил в медицинский институт и занялся физиологией. Там познакомился с нейрофизиологией и осознал, что пора вернуться к тому вопросу о цвете. Я выяснил, что цвет каким-то образом связан с мозгом больше, чем что бы то ни было.

И теперь я хотел бы донести этот тезис: цвет — это ощущение. Цвет создаётся внутри нашей головы. И поэтому не стоит искать ответов на вопросы, связанные с цветом, в физике предметов, в физике источников света, в свойствах пигментов — тут нет ответов, тут только предпосылки для того, чтобы цвет произошёл. Это просто начало пути цвета в наш мозг. Это то, что породило цвет определённого спектрального начала, и в конечном итоге превратилось в ощущение цвета. Ещё раз, цвет — это ощущение. Цвет «происходит» внутри нашего мозга, в высших отделах зрительного анализатора. Публикаций на эту тему на русском языке не так уж и много, к сожалению. Люди активно исследуют и ищут цвет в свойствах кирпичей. В лучшем случае ковыряются в «палочках» и «колбочках». Но есть важная вещь, которую нужно понимать — цвет и все его особенности воспринимаются сугубо индивидуально, все ответы на вопрос у нас «в голове».

Сейчас быстро пробежимся по всему тракту того, каким образом цвет «происходит». Сначала, чтобы случилось ощущение цвета, что-то должно излучать или отражать свет, и он должен попасть непосредственно в глаз. Здесь и начинается более или менее интересная история. Глаз, каким бы сложным он ни казался, на самом деле не является таковым. Это не такой точный прибор, как хотелось бы. Рассказы о том, как совершенно и необычно устроен наш глаз, о том, что его отражающая способность не очень хорошая, и оптические свойства у глаза так себе — это правда. Наш глаз не сложный. Наш глаз комплексный. Наш глаз состоит из очень большого количества разных компонентов, и их сочетание порождает реальность, которая и становится нашим глазом.

Начинается всё с того, что глаз должен уловить свет. Если бы природа пошла немного по другому пути, она могла бы подарить нам два набора глаз, и мы могли бы иметь «ночные» и «дневные» глаза: у одних были бы только «палочки», а у других только «колбочки». И хочется, чтобы вы эту историю просто запомнили и понимали, что так оно и есть, просто всё это дело упаковано в один набор. Природа как-то рациональнее поступила. «Палочки» и «колбочки» — это принципиально разные сенсоры, они являются датчиками разного типа энергии. «Палочки» воспринимают очень мало энергии. «Колбочки» воспринимают очень высокие энергии. И в основном за счёт этого мы живём в дневное время и специализируемся на дневном времени, то есть на высоких энергиях. Самые важные и самые интересные — это «колбочки» всё-таки. Но и с «палочками» всё не так плохо, мы достаточно хорошо себя чувствуем в сумерках ,и можем, не сильно опасаясь, передвигаться, например, в освещённом луной лесу. Большинство животных себе позволить такого не могут, они выбирают какой-то один из миров: живут или днём, или ночью.

«Колбочек» у нас 3 вида: красные, зелёные, синие. Существует шкала пика чувствительности в определённых частях спектра, и все «колбочки» чувствительны на достаточно большом протяжении спектра. То есть у нас нет никаких «красных» сенсоров, есть сенсоры, которые чувствительны на большом протяжении длинных волн, а есть такие, которые чувствительны на протяжении коротких. Они так и называются, коротковолновые, среднволновые, длинноволновые сенсоры. И если вы будете этот вопрос исследовать, обязательно помните о том, что не нужно называть их «красными», «синими» и «зелёными» — это приведёт вас к неверным выводам. Помните о том, что они чувствительны в широком диапазоне, но они в разном объёме представлены в сетчатке. Больше всего у нас длинноволновых, которые красный свет воспринимают, потом средневолновые и коротковолновые. Так устроен наш мир, поэтому приходится к нему приспосабливаться.

Сейчас мы поговорили только об улавливании света датчиками. Это только предпосылка, здесь ещё нет речи о цвете. Речь идёт о том, что свет пойман нашими сенсорами и готов передаваться дальше, чтобы стать цветом. Но уже на этих знаниях были получены первые прорывные данные, изменившие мир.
Цвет — это ощущение.
Наши два героя — английские джентльмены Джон Гилд и Дэвид Райт.
Стандартный колориметрический наблюдатель МКО был получен в результате исследования, в котором принимали участие 17 человек. Это очень важно. Вот этот «монстрик» лёг в основу всеми любимого пространства RGB, в котором мы собственно пребываем, в котором большую часть своей жизни работаем. Это пространство стало, так сказать, причиной успеха всех экранных технологий в 20-ом веке. За счёт него у нас есть телевидение, кино, web живёт там же. Всё это стало возможным благодаря исследованию тех двух замечательных ребят.

Когда я узнал об этих вещах, мне пришлось признать, что первое мое утверждение касательно того пенсионера — совершенно не верное. Пространство RGB было создано на основе Стандартного колориметрического наблюдателя МКО, который появился в результате исследования 17-ти человек (10 человек было у одного исследователя, 7 у другого). Это позволило развиваться на протяжении многих десятков лет всем экранным технологиям. И мы вполне удовлетворены цветом, и достаточно хорошо его воспроизводим, то есть модель крайне устойчивая получилась. А всего 17 испытуемых! Это нам говорит нам о том, что цвет мы видим одинаково.

Но у RGB есть одна небольшая проблема. Она действительно небольшая, просто о ней надо знать, особенно тем, кто профессионально занимается цветом. У Стандартного колориметрического наблюдателя МКО спектральная чувствительность довольно сильно отличается от спектральной чувствительности реальных людей. Тут графики не такие чувствительные в узком спектре. Это является причиной довольно ограниченного цветового охвата RGB, и он никогда за эти пределы не выйдет. Но нас не должно это волновать, поскольку RGB даёт хорошие результаты.

Вот мы вырвались, наконец, за пределы «палочек» и «колбочек». Самое важное, что их в нашем глазу 130 миллионов, и они передают свои сигналы по 1 миллиону «проводов». Есть 1 миллиард клеток, которые составляют зрительный нерв, и они направляют информацию в мозг. Таким образом, внутри нашего глаза в сетчатке происходит компрессия сигнала, и это говорит о том, что информация в виде «слепка» в мозг не передаётся. Происходит компрессия. Нужно понимать, каким образом она происходит, чтобы в правильном месте искать ответы на вопросы о цвете.

Я не очень люблю восточную символику, но здесь она очень уместна. Для того, чтобы нам понять, что это за компрессия, и что с этой первичной информацией в спектральном составе света происходит, надо понимать, каким образом работает наша нервная система. Чуть-чуть об основах нейрофизиологии. Наш мозг, наши нервные ткани воспринимают всё относительно. У нас нет вообще никакого понятия об абсолюте. Мы можем ощутить белое только в сравнении с чёрным. Больно бывает нам только потому, что когда-то бывало и хорошо. И наоборот. И так со всеми чувствами, которые у нас есть. То есть чёрное — это что-то менее белое, белое — это что-то менее черное. Это вторая важная вещь, которую нужно начать осознавать, если вы пока ещё с этим не знакомы.

Имейте в виду, что о цвете вам нужно будет думать в таких категориях, как «Инь» и «Ян». Это называется «оппонентная теория». Это язык, на котором наши глаза разговаривают с мозгом. Есть две пары цветов, которые являются основами построения всех остальных цветов в нашей голове: красный, зелёный, жёлтый и синий. Мы не можем получить красно-зелёное ощущение или сине-жёлтое. Таких цветов не существует по той причине, что это «оппонетные» понятия. Если вы не знакомы с оппонетной теорией, обязательно найдите, почитайте — это даст вам ответы на многие вопросы. Если вы начнёте мыслить в этих категориях, то вы поймёте, что цвет становится в разы понятнее, чем в системе RGB, потому что мозг таким образом и воспринимает цвет.

Теперь о мозге. На языке оппонетных сигналов информация передаётся в мозг. Она попадает через определённое количество тел в первичную мозговую кору. Здесь ещё не «происходит» цвет, и не рождаются образы. Первичная зрительная кора собирает информацию о границах и пространственных частотах. Глаза сканируют мир, определяют, чем одно отличается от другого, и передают информацию в первичную кору. Первичная зрительная кора собирает всё это вместе по принципу разных пространственных частот. Весь мир можно разложить на эти пространственные частоты. Дальше эта информация поступает в височные доли нашего мозга, и вот здесь начинают «происходить» образы, начинает «происходить» цвет.

В верхних отделах зрительного анализатора, в височных долях мозга, есть банк образов. Мы накапливаем его с рождения примерно до 5-ти лет. На самом деле мы накапливаем его всю жизнь, но после 5-ти лет нейронные связи образуются гораздо медленнее, поэтому дальше мы их накапливаем не так активно. И всю оставшуюся жизнь мы сопоставляем всё, что видим, с этими образами, и весь мир собираем через призму того, что помним с рождения. Поэтому возите своих детей как можно больше, показывайте им как можно больше разного до 5-ти лет, тогда их дальнейшая обыденная жизнь будет красочной.

Можно сделать вывод, что у нас есть «внутренний музей» образов. Сюда поступает информация о пространственных частотах, это хранилище сопоставляет её с тем, что у него уже есть, и пытается присвоить какому-то из объектов хранения. Если моё сознание не совсем удовлетворено результатом, оно просит глаза ещё раз просканировать местность и дополнить образ. Если вы хотите научиться видеть, стать профессиональным наблюдателем, стать экспертом в цвете, то вам важно научиться смотреть на вещи «как в первый раз», не сравнивая их с чем-то.

Вернёмся к истории про сиреневое пальто. Дедушка вполне мог помнить то своё «сиреневое настроение», и тот свой сиреневый цвет из его внутреннего хранилища. Этот цвет стал «памятным». На основе таких цветов, образов мы составляем картину сиюминутности в каждый момент. Суть в том, что само наличие цвета, появление цветового ощущения для нас всегда сопряжено с положительными эмоциями.

Ещё один важный момент для профессионалов, работающих с цветом: нужно научиться воспринимать мир «сценами». Представить себя оператором, постановщиком, который всё время выставляет камеру. Суть в том, что у нашего зрительного анализатора постоянно происходит три вида адаптации: темновая, световая и хроматическая. Для того, чтобы появились те или иные эмоции, у человека должна произойти адаптация. Он должен провести определённое время в тех условиях, где эта картинка будет висеть, посмотреть на эту картинку опредёленное количество времени с определенного расстояния. И вы должны оказаться в нужном помещении, добиться определённого освещения и всё такое. Если вы делаете какую-то картинку для инстаграма, вы должны понимать, что на неё будут смотреть 5 секунд. И все манипуляции с ней вы должны производить, учитывая это. И так с любой историей.

Если мы все посмотрим на какую-либо картинку, то увиденное по определению будет субъективным, потому что цвет — это ощущение. Ощущение ваше, личное. Оно происходит в вашем мозге, поэтому оно субъективное. Нет никакой объективной реальности в вопросах восприятия. Мы видим так, как можем увидеть. Именно этими категориями и надо мыслить.

Из всего того, что было изложено выше, можно сделать вывод: вам нужно мыслить в категориях «оппонетного» зрения. Найдите, прочитайте и измените своё представление о цвете. Помните, что цвет это — ощущение.

Мыслите «сценами». И копите образы в своем «банке восприятия», смотрите на вещи «как в первый раз». Становитесь беспристрастными наблюдателями.
Show more
Made on
Tilda