Тема: HONESTY
Сани Контула-Вебб
Директор Института Финляндии

Образ жизни и мировоззрение наших ближайших соседей — финнов — становятся всё популярнее. Что значит «сису» и «калсарикянни» и почему о них все говорят? Как Финляндия стала самой счастливой страной и чему мы можем научиться у её жителей?

Лекция прошла 18 октября 2018
Хюгге — это что-то чрезвычайно уютное, такое вот теплое, доброе и очень-очень красивое. Это фотографии, которые вы можете найти в Pinterest или Instagram. Это всегда красивые и модно одетые люди. Помните, я говорила, что пижама или кальсоны совсем не должны быть стильными? [Хюгге] — это не реальность. У кого есть дома камин? А, ну у кого-то есть — счастливые, давайте к вам пойдем хюгге устроим!
Петербург для меня очень знакомый город. Я жила здесь десять лет, обучалась искусствоведению в Академии художеств; потом пять лет занималась вопросами культуры в Генеральном консульстве Финляндии в Петербурге. И успела уехать буквально на три года, как мне предложили работу моей мечты. И вот я снова здесь — в любимом Петербурге.

Что такое Институт Финляндии и чем он занимается

Мы не образовательное учреждение, скорее культурный центр: представляем финскую культуру, рассказываем о ней, участвуем в различных фестивалях и многих других крупных мероприятиях города. Привозим наших финских артистов и специалистов. Один из наших любимых партнеров — как раз таки «Манеж». Этим летом, когда здесь проходила обширная выставка российского стрит-арта, мы пригласили нашего самого известного граффити-райтера EGS.

Институт Финляндии — это большая сеть: нас по всему миру 17 — в таких больших славных городах, как Токио, Нью-Йорк, Лондон, ну и Петербург. У нас дружный замечательный коллектив, все говорят по-фински и по-русски, и мы всегда очень открыты к общению и готовы вам помочь в любых вопросах, которые касаются финской культуры. И на нашем сайте вы найдете все наши контакты. Кстати, за дизайн нашего нового классного сайта отдельное спасибо «Шишкам».

В нашей библиотеке очень много классной литературы про культуру Финляндии, историю, финский язык, финский дизайн — и есть книги, касающиеся сису и калсарикяннит, о которых мы будем говорить сегодня. Думаю, вы все согласитесь, что тема вот такого северного образа жизни сейчас суперактуальная и суперпопулярная. Об этом много-много пишут — в частности, про хюгге и лагом. Это для вас известные понятия? (В зале слышится «да».) Здорово!

В этом году Финляндия возглавила топ Всемирного доклада о счастье, World Happiness Report, который ежегодно издается ООН. И это исследование берет во внимание такие моменты, как ожидаемая продолжительность жизни, уровень социальной поддержки, отсутствие коррупции. И с таким у нас в Финляндии всё достаточно хорошо. Как и с гендерным равенством, поддержкой молодых родителей (я говорю о материнском пакете, который выдается каждой матери), возможностью совмещать карьеру и семью, близостью природы.

«Самая счастливая страна в мире» — это звучит громко, и естественно, сразу возникают вопросы «почему?» и «как?». Потому что счастье — это то, чего хочет добиться каждый, это актуально для всех. И хочу заметить, что другие северные страны тоже ежегодно попадают в топовую пятерку — и у каждой есть что предложить.

Чем отличаются именно сису и калсарикяннит от хюгге и лагом? Начнем с сису. Сису — это самое финское слово, которое вы можете когда-либо выучить; часть нашей национальной идентичности. И мне кажется, что слово сису появилось примерно одновременно с финским народом. И в отличие от хюгге, калсарикяннит и лагом, сису — это скорее черта характера, нежели образ жизни.

Сису — это некий внутренний стержень, который может быть у каждого; то, к чему мы обращаемся в трудные минуты

Это вера в себя, порыв мужества; это тот момент, когда мы решаемся преодолеть что-то тяжелое. И если говорить о жизненных ситуациях, то можно привести в пример [такую]: детьми мы, допустим, учимся кататься на коньках или лыжах — и это бывает больно; бывает обидно, что не получается; бывает холодно. Сису — это то, что нас направляет дальше. Конечно, вместе с нашими родителями. По крайней мере, у нас в Финляндии родители в воспитании стараются внушать ребенку, что «ты сможешь», и не стараются очень сильно его оберегать от каких-то трудных ситуаций. Дают возможность ребенку учиться на своих ошибках. Таким образом ошибка не становится чем-то ужасным, провальным — это просто опыт. И так в детях формируется вера в себя.

А как может проявляться сису во взрослой жизни? Это, например, выступление перед большой аудиторией; смелость высказывать свое мнение и не всегда соглашаться с собеседником или просто без предрассудков идти навстречу чему-то абсолютно неизвестному.

В моей жизни больше всего мне понадобилось сису, когда я решила переехать в Россию. Русский язык я изучаю с детства, у меня есть русские корни со стороны матери, которая хотела, чтобы я стала двуязычной. Через много-много лет, закончив художественный колледж в Хельсинки, в 20–21 год, я несколько переоценила свои возможности и знание русского языка — и решила, что поеду изучать историю искусств в Петербург.

И тут был культурный шок, потому что наша образовательная система и общая атмосфера в школе или колледже довольно сильно отличаются от российской. У нас нет такой строгой иерархии, с которой я столкнулась здесь. Мы с учителями всегда на «ты», а тут мне пришлось выучить наизусть огромное количество комбинаций имен и отчеств: Мина Сергеевна, Елена Александровна, Фаина Сергеевна. Это было всегда очень волнительно. Плюс экзамены. В Финляндии мы получаем анкету — спокойно сидим с ней сколько надо, в своем режиме всё выполняем, потом сдаем и уходим домой. А здесь это выступление перед всей аудиторией на хромающем русском языке. Без сису тогда было не обойтись.

Если про сису не в таком серьезном ключе [говорить], то в Петербурге и Финляндии — а мы так близко друг к другу — похожие погодные условия. Это не долгие темные вечера, а долгие темные дни, которые в какой-то момент, конечно же, могут начать нас угнетать. Но сису — и мы живем дальше.
Сису — это некий внутренний стержень, который может быть у каждого; то, к чему мы обращаемся в трудные минуты.
А что делать, когда силы заканчиваются и уже не до сису?

Откуда мы берем силы и новую энергию? Как можем перезарядиться? И тут я хотела бы услышать ваши способы. Сауна? Вау, супер! Что еще? Йога? Творчество? Лыжи? Вино! О! Это моя бывшая однокурсница Вера. Я Вере уже раньше рассказала, что такое калсарикяннит, и мы с ней уже делали калсарикяннит, поэтому да. Что еще? Секс, путешествия, музыка. Хорошие варианты — уверена, что это всё работает. Но теперь я хочу рассказать, что мы делаем в Финляндии.

Калсарикяннит

(Кстати, мы говорим про калсарикяннит с «т» в конце: так правильнее, потому что это множественное число). И какой рецепт калсарикяннит? Начнем с дивана: нужен удобный и комфортный. Если диван слишком светлый, можно будет волноваться, как бы на него ни плеснуть вина или шоколада, поэтому это не самый лучший вариант. Вокруг дивана не должно быть никаких рабочих документов или компьютера; вот всё, что связано с работой, должно куда-то убираться, прятаться в шкаф, куда-то подальше.

Второе: удобные штаны. «Калсарит» в переводе — «кальсоны». Любая домашняя одежда, максимально удобная. Она не должна быть красивой, элегантной, просто должна быть удобной — это ее функция номер один.

Телевизор. На Netflix много хороших сериалов, поэтому может быть Netflix — может быть что-то другое. Включить какой-то свой любимый фильм, абсолютно дурацкий сериал. Тут абсолютная свобода: вам не надо ни перед кем показывать, что, ой, вы интеллигент и [будете смотреть] какого-то Джима Джармуша или что-то еще.
Это может быть всё что угодно. Ну, может быть, не «Пусть говорят».

Какой-то любимый напиток: вино или джин-тоник. Какао вполне допускается, можно ром добавить в какао. На самом деле, калсарикяннит не призыв к нездоровому образу жизни, тут всё в меру. Если вы на следующий день [после] калсарикяннит проснетесь — и у вас похмелье, значит, что у вас калсарикяннит не совсем удалось, чуть-чуть перегнули. Потому что калсарикяннит устраивается, чтобы достичь комфорта, зарядиться силами, расслабиться.

И время, время! То есть у вас никаких больше планов нет на этот вечер. Вы не собираетесь ни с кем созваниваться, никому писать, куда-либо выходить — даже за дополнительной бутылочкой вина или пива, потому что вы уже подготовились к калсарикяннит! Вы уже всё запланировали, у вас всё есть: чипсы, шоколад, в России еще могут быть гренки или что здесь любят? Икру? Ну такое, что вам нравится. Можно есть какую-то гадость, то есть это не должно быть что-то очень полезное.

Из этих элементов у нас складывается хорошая картинка и должен получиться хороший калсарикяннит.

Отличие калсарикяннит от хюгге

Хюгге — это что-то чрезвычайно уютное, такое вот теплое, доброе и очень-очень красивое. Это фотографии, которые вы можете найти в Pinterest или Instagram. Это всегда красивые и модно одетые люди. Помните, я говорила, что пижама или кальсоны совсем не должны быть стильными? [Хюгге] — это не реальность. У кого есть дома камин? А, ну у кого-то есть — счастливые, давайте к вам пойдем хюгге устроим!

Калсарикяннит — это сериал «Друзья». Это «Бриджит Джонс», когда я делаю калсарикяннит. «Бриджит Джонс» — один из моих любимых фильмов, потому что там и музыка классная и, конечно же, прекрасная Рене Зеллвегер, которая знает истину калсарикяннит!

Мне очень нравится в книге, которую написал Миска Рантанен про калсарикяннит, такая фраза: «Каждый хочет себе позволить иногда быть немножко свиньей». И именно в этом, наверное, заключается суть калсарикяннит — это всё делается для вас, а не для окружающего мира. Вы можете быть полностью самим собой, сбросить все ожидания окружающего мира, все претензии. Вы просто делаете для себя что-то приятное, расслабляющее.

В Финляндии мы много говорим про калсарикяннит, но при этом живем в визуальном мире, а калсарикяннит такое длинное слово, так что мы придумали для себя эмодзи. Эмодзи у нас есть и для сауны, это тоже много о нас говорит.

Надеюсь, что смогла вам немножечко открыть мир сису, калсарикяннит и финской культуры. Более углубленно об этом вы можете прочитать в книгах, которые вышли на русском языке в этом году: Йоанна Нюлунд написала о сису, а Миска Рантанен — о калсарикяннит.
Show more
Made on
Tilda