Тема: Compassion
Григорий Михнов-Вайтенко
Епископ

О милосердии и сострадании в цифровую эпоху.

Лекция прошла 29 сентября 2017
Главное, что происходит сейчас, с чем нам предстоит жить и развиваться — придумывать это общество самим потому что никаких рецептов не существует.
Cострадание и милосердие — это, безусловно, какие-то очень базовые понятия для человека, для человеческой культуры. Потому что вся человеческая культура, и художественная культура в особенности, строится на таком свойстве человеческой психики, как эмпатия. Без этого свойства, собственно говоря, ничего не возможно.

Мы с вами знаем, что одна из тяжелейших болезней, о которой сегодня принято говорить и думать — это аутизм. Это болезнь самозамкнутости человеческого существа. Это тяжелейшая форма недуга, из-за которого страдает сам человек, но даже больше, может быть, страдают его окружающие. Давайте поговорим немного о милосердии и сострадании в цифровую эпоху. Потому что делать некий культурный обзор или призывать вас к чему-то хорошему против всего плохого, вероятно, не самое правильное.

Достаточно давно, в 1978-ом году, человек по имени Адам Тофлер написал такую потрясающую книгу, которая называется «Третья волна». С этого момента Тофлер стал известен не только как социолог и прекрасный аналитик рекламных процессов в США, но и как крупный социофилософ. Он определил, что общественное развитие человечества идёт волнами. И если цивилизационные волны представить примерно так же, как выглядит морская волна, то мы найдём объяснение очень многим процессам, которые происходят в обществе.

Всё началось с аграрной, сельскохозяйственной волны, которая длилась достаточно большое количество времени, которая привела к появлению первого государства и развитию общества. Продолжилась она индустриальной волной, которая началась примерно в 18-ом веке и привела к той цивилизации, в которой большинство из нас ещё родились. И вот, на наших глазах возникает третья волна — волна информационная, которая абсолютно меняет уклад общества, которая абсолютно меняет практики, в которых человек живёт, способы общения, способы коммуникации и собственно способы жизни. Вот такая небольшая иллюстрация того, что в данный момент здесь и сейчас происходит.

Как понять, что то или иное общество живёт уже в режиме третьей волны? Первое, что происходит с этим обществом — оно начинает жить круглосуточно. Индустриальная и сельскохозяйственная волны подразумевали очень чёткий распорядок дня. Ложишься спать на закате, встаешь с петухами. В индустриальную эпоху встаём по заводскому гудку, весь город поднимается, весь город расходится по фабрикам, заводам, офисам и так далее. И примерно в 5 часов всё закрывается, люди расходятся по домам и в 8-9 вечера, и ложатся спать, посмотрев программу «Время» или «Спокойной ночи малыши», потому что утром опять нужно вставать.

Сейчас всё меняется. Общество живёт круглосуточно, социальные сети живут круглосуточно, и самое замечательное, что любые процессы, в том числе лекционные, происходят круглосуточно. Когда-то жил прекрасный поэт — Михаил Светлов. Он достаточно часто употреблял те самые напитки, которые вредят здоровью, поэтому мог позвонить своим друзьям в любое время дня и ночи. И он позвонил другу часа в 3 ночи с каким-то вопросом. Ему сказали: «Миш, 3 часа ночи». Он ответил: «Странно, я думал, что дружба — это понятие круглосуточное». Милосердие — это тоже понятие круглосуточное. И если мы посмотрим, чем занимается большинство волонтёрских проектов, то мы увидим, что они либо направлены на образование, некоторый личностный рост, личностное развитие, как тот проект, в котором мы сейчас с вами участвуем, либо они направлены именно на милосердие. Любое волонтёрство, на мой взгляд, это, собственно говоря, и есть милосердие. Потому что всё, что не подразумевает немедленную экономическую отдачу — это вопрос милосердия. Ровно как и вопрос сострадания.
От поглаженной кошки, от подвязанной сломанной ветки, от подобранного стаканчика — от всего этого мир становится на один квант лучше.
В европейской культуре, кстати говоря, не только в европейской, но в европейской особенно, достаточно долгое время некоторой монополией, условно, конечно, на милосердие и сострадание существовала церковь. Я подозреваю, что мой выход в качестве спикера с этим связан. Но если мы посмотрим на реальные примеры, то какое-то «инстутированное» милосердие уходит в прошлое. Потому что сегодня существуют даже целые проекты, которые в социальных сетях используют тот самый хэштег #помогать легко. Это может быть какая-то копейка, это может быть какой-то репост, это может быть субботник, мероприятие по сбору мусора и так далее. Любые формы. Главное, что происходит сейчас, с чем нам предстоит жить и развиваться — придумывать это общество самим потому что никаких рецептов не существует. Повторюсь, я абсолютно убеждён, что Тофлер глубоко прав. Идут цивилизационные изменения, и мы ещё не знаем, как это общество будет выглядеть. Нам это общество ещё самим предстоит придумать. И для сегодняшнего общества актуально развитие горизонтальных связей, когда любая группа людей высказывает свою мысль. Если эта мысль имеет право на существование, она начинает расширяться и переходить границы, потому что на самом деле в современном мире, конечно, никаких границ не существует. Ни языковых, ни культурных, ни каких бы то ни было ещё.

Вспомним про волны. Одна волна идёт вперед, а вторая отступает и тянет за собой песок, гальку назад. Примерно такой же волновой процесс происходит в обществе. Он, конечно, не происходит легко. Это не идеальная среда, и в ней процессы всегда идут разнонаправленно. Но наступающая волна всегда сильнее отступающей.

В нынешних условиях право на милосердие может быть реализовано каждым человеком. Это очень важно. Это главное. В христианстве именно это является самым главным. Не по указанию кого-то там сверху. Каждый может помочь. Каждый может проявить некие добрые чувства и совершить не просто добрый поступок. В мире появляется некий лишний квант доброты и милосердия. От чего угодно: от поглаженной кошки, от подвязанной сломанной ветки, от подобранного стаканчика — от всего этого мир становится на один квант лучше.

Сегодня, что мне кажется самым замечательным, каждый может не только совершить этот поступок, но и поделиться этим. Не чтобы похвастаться, потому что ещё несколько лет назад, когда социальные сети только появились, было просто какое-то безумие. Все считали своим долгом сфотографировать, например, собственный завтрак и обязательно зачекиниться в каждом новом месте. Но тогда речь шла об ощупывании новой среды, ощупывании нового существования, что на самом деле тоже важно — быть готовым к тому, что кому-то из 7-ми миллиардов людей может быть интересно, что происходит со мной 24 часа. Вот сегодня можно поделиться и любым своим добрым делом. Не для того, чтобы похвастаться, какой я хороший. А чтобы показать, что такой способ существования тоже имеет место быть. Не проходить мимо, не думать, что всё решат без меня. И когда мы этой информацией делимся, в том числе в социальных сетях, то это действительно становится способом существования. И мне кажется, очень важным способом.

Наличие таких примеров побуждает нас на какие-то следующие шаги, с чем бы они ни были связаны. Мы видим, что существуют в этом мире люди, которым не всё равно. И когда я понимаю, что этих людей хотя бы в моей ленте в социальной сети достаточно много, то вольно или не вольно я начинаю в этом участвовать. Я начинаю стремиться к тому, чтобы вокруг меня возникало некое позитивное поле, а позитивное поле не может быть агрессивным. Позитивное поле не может проходить мимо чужой боли. Позитивное поле всегда будет стараться изменить мир к лучшему.
Show more
Made on
Tilda